Пётр Первый и Мария Кантемир. Проклятие визиря

Читать

Пётр Первый и Мария Кантемир. Проклятие визиря
sh: 1: –format=html: not found

Проклятие визиря. Мария Кантемир

Отечественная история.

М., БРЭ, т. 2.1996 г.

АНТЕМИР Мария Дмитриевна (29.4.1700, Яссы — 9.9.1757, Москва), княжна. Дочь молдавского господаря Д. К. Кантемира и Кассандры Кантакузин. В младенчестве привезена в Стамбул (Константинополь), где жил её отец. Её учителем был грек А. Кандоиди, секретный информатор русского посла в Стамбуле П. А. Толстого.

Обучалась древнегреческому, латинскому, итальянскому языкам, основам математики, астрономии, риторики, философии, увлекалась античной и западноевропейской литературой и историей, рисованием, музыкой. В конце 1710 года вернулась с семьёй в Яссы, после Прутского похода 1711 жила на Украине, с 1713 в Москве и подмосковном имении Чёрная Грязь. Обучалась русской и славянской грамоте у литератора П.

И. Ильинского. Познакомилась в доме отца с царём Петром I. После переезда в Петербург (1720) участвовала в ассамблеях и маскарадах. Попытавшись избежать утомительных увеселений, навлекла недовольство царя и связанное с этим расследование, которое вели П. И. Ягужинский и доктор Л. Л. Блументрост. Принимала в родительском доме Петра I, А. Д. Меншикова, Ф. М. Апраксина, французского посла Ж.

Кампредона (6.11.1721). Поддерживала дружеские связи с Толстым, прусским, австрийским и другими дипломатами. Зимой 1721/22 сблизилась с Петром I, чему не препятствовал её отец, мечтавший породниться с императором и с его помощью освободить Молдавию от османского ига.

Сопровождала Петра I в персидском походе 1722—1723, в Астрахани произошли неудачные роды Кантемир; смерть новорождённого мальчика разрушила планы Кантемиров, они уехали в Орловское имение Дмитровку, где господарь вскоре скончался. По завещанию отца Кантемир получила в наследство драгоценности матери стоимостью в 10 тысяч рублей.

Связь Кантемир с Петром I возобновилась, когда Екатерина I увлеклась камергером В. Монсом. После смерти царя Кантемир серьёзно заболела, составила завещание в пользу братьев, сделав своим душеприказчиком брата Антиоха. После выздоровления жила в Петербурге, но отошла от жизни двора. При Петре II переехала в Москву, где служили её братья. Пользовалась расположением сестры Петра I Натальи.

В 1727 сосватала брата Константина и княжну М. Д. Голицыну. В связи с участием брата Антиоха в возведении на престол Анны Иоанновны (1730) назначена фрейлиной Императорского двора, жила в Москве в собственном доме на Покровке. В начале 1732 хлопотала в Петербурге о получении новых вотчин, посетила Анну Иоанновну, Елизавету Петровну, Э. И. Бирона, А. И. Остермана, А. И. Ушакова.

Отвергла супружеское предложение грузинского царевича А. Бакаровича. В Москве вела светскую жизнь, общаясь с семьями Черкасских, Трубецких, Салтыковых, Строгановых. Во время коронации в Москве Елизаветы Петровны присутствовала на торжествах и сумела расположить к себе доктора И. Лестока, М. И. Воронцова.

Состояла в переписке с братом Антиохом, в которой помимо семейных дел, содержится ряд исторических сведений о воцарении Ивана IV Антоновича и правлении Анны Леопольдовны, аресте и ссылке смоленского губернатора А. А. Черкасского, отливке в Кремле Царь-колокола, пожаре Москвы в 1737. На свои средства перевезла тело умершего брата Антиоха из Парижа в Москву и похоронила его рядом с отцом (1744).

Часть первая

ГЛАВА ПЕРВАЯ

олнце, как и всегда в утренние часы, ударило в стёкла второго яруса окон, расположенных высоко над первым ярусом.

Пощекотало сначала губы, яркие, пунцовые, затем взбежало выше, осветив прямой греческий, ещё не принявший взрослой формы нос, потом скользнуло к гладкому белому лбу, и только тогда нежно прошлось под переносицей, перебрав густые тёмные ресницы. И, наконец, остановилось своим резким лучом на веках, уже слегка вздрогнувших от его прикосновения.

Мгла под веками рассеялась, ресницы дрогнули, губы разжались в лёгкой улыбке. Мария чуть было не открыла глаза, яркие, зелёные, но солнце заставило зажмуриться, и она опять ушла во тьму сна.

Но бледнели тени её красочного, только что бывшего плотным и резким видения, уходили и растворялись в небытии тени, навеянные сном. Она выпростала из-под плотного шёлкового одеяла худенькую смуглую ручку, откинула край покрывала.

Сон оставил её, а солнце вновь звало к дневной суете, играм и забавам.

Мария скатилась к краю матраца, постеленного прямо на пол и едва прикрытого шёлковым покрывалом, распрямила худенькие ножки, расправляя край скомканного одеяла, и, наконец, раскрыла глаза навстречу ослепительной белизне солнечных лучей.

Как всегда по утрам, она сразу подбежала к высоким окнам, забранным наклонными дощечками, чтобы закрыть от нескромных взглядов внутренность помещения, и через полоски, расставленные между дощечками, взглянула вниз. Зрелище это никогда не уставало удивлять её.

Синяя мгла моря, бескрайняя, теряющаяся вдали гладь, где-то там бесконечно далеко соединяющаяся с небом, таким же синим и дымчатым, снова и снова казалась ей просто опрокинутым небом, и она чувствовала, что как будто поднимается над этим полом, застланным пушистыми коврами, и над этими дощечками, заслоняющими прямые солнечные лучи, как будто трепетали за спиной крохотные крылья, неумело и робко пытающиеся взмахнуть и понести её туда, в эту бескрайнюю синь.

Но взгляд упал на фелюги[1], разбросанные по синей бесконечности, на парусники, пришвартованные у грязных тёмных пристаней, на островерхие красные и волнистые крыши соседних домов и дворцов, на пятна зелёных садов, на тёмные закраины гор, ещё не освещённых, но уже сереющих далеко за городом.

И исчезли крылья, пропало ощущение лёгкости, и маленькие детские мысли вернулись к тому, что закончилось вчера вечером и должно было начаться сейчас, нынешним днём.

Земная твердь приковала её крохотные ножки, руки держались за оконницу, а взгляд отвернулся от бескрайней сини, отвердел и прошёлся мимоходом по всему помещению харема — женской половины дома, где жила она, где на толстой подушке матраца, брошенного прямо на пол, всё ещё спала её сестра Смарагда, только двумя годами моложе её, а в открытую дверь виднелась плетёная ивовая корзина с совсем уж крохотным младшим братом, появившимся всего несколько месяцев назад.

Мария вздохнула взрослым тяжёлым вздохом. Она была старшей в семье, самой первой среди детей, и ей доставались одни лишь хлопоты и заботы…

Она и не услышала, как подошла к ней мать, красивая рослая и статная гречанка Кассандра, положила руку ей на плечо и грустно сказала:

   — Сегодня ты станешь владеть одним из ключей этого дома…

Мария вопросительно подняла глаза на мать.

   — Вот.

На ладони матери лежал совсем маленький ключ, такой изящный, что Мария даже не увидела чёрного шнурка, продетого в его ушке. Кассандра легко накинула шнурок на шею девочки, и ключик ощутимой тяжестью повис на её шее.

Мария потрогала ключик тёплыми со сна пальчиками. Он был красив, изысканно переплетён серебряными нитями, но рядом с крохотным золотым крестиком на груди казался топорным и грубым.

   — Меропа, — позвала Кассандра, и в дверь неслышно скользнула рабыня, невольница, тоже гречанка, уже тяжело раздавшаяся в плечах и животе.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=563990&p=1

Мария Кантемир – дочь молдавского князя и любовница Петра I

Пётр Первый и Мария Кантемир. Проклятие визиря

> Любовницы и фаворитки > Мария Кантемир — любовница Петра I

Портрет княжны Марии Кантемир.Никитин И. Н.

1710-е — 1720-е.

Последняя фаворитка Петра I, Мария Кантемир, родилась в 1700 году. Ее отцом был молдавский князь Дмитрий Константинович, а мать – гречанка Кассандра. Детство Марии прошло в Стамбуле, а в возрасте 11 лет девочка с семьей переехала в Харьков, и, спустя еще два года, в Подмосковье.

Учителем русского языка детей, а их было шестеро, стал Иван Ильинский, известный переводчик и писатель.

Большое влияние на судьбу Марии Кантемир оказал греческий священник Анастасий Кандоиди, являющийся тайным московским агентом, последовавшим вслед за Кантемирами в Россию.

Именно он пристрастил Марию к чтению и астрономии.

Виктор Арсени — Русский царь Пётр I и господарь Молдавии Дмитрий Кантемир в битве с турками и крымскими татарами, 1711 год.

Знакомство с царем

Вскоре после переезда в Москву, мать Марии умерла, а семья Кантемиров перебралась в Петербург, где отец сблизился с Петром I на фоне совместной работы. Девушка впервые увидела царя в 1717 году, в их подмосковном доме. Женитьба Дмитрия Кантемира на Анастасии Трубецкой перевернула ее жизнь. Марии пришлось облечься в модные, по европейским меркам, наряды и выйти в свет.

Глава семьи с женой и старшей дочерью стал регулярно принимать участие на балах, ассамблеях и катаниях. Победа России над шведами отмечалась особенно широко, с несколько дневным потешным маскарадом. На этих торжествах Мария Кантермир частенько пересекалась с Петром I и он проявил к ней интерес.

Жан — Марк Натье. Портрет Петра Первого. 1717 г.

Ассамблея при Петре I. 1858, С. Хлебовский Станислав. Холст, масло.

Фаворитка императора

Мария не могла остаться незамеченной, ведь она выделялась среди русских девушек, как экзотический цветок на ромашковом поле, греческими чертами лица. Но молодая княжна привлекла любознательного и эрудированного императора не только внешними данными, но образованностью и желанием познавать новое, что было редкостью для женщин того времени.

Им было о чем поведать друг-другу и за пределами постели. Внимание Петра и его обаяние быстро сломили сопротивление Кантемир. Хотя у отца были иные планы на ее счет, ведь в этот момент поступило предложение руки и сердца от князя Ивана Долгорукого.

Дмитрий Константинович был согласен на этот брак, а Мария ответила отказом, не на шутку увлекшись императором. Их роман затягивал обоих, но Петр I был женат и будущая Екатерина I была его правой рукой, возлюбленной, соратником, другом, помощником в государственных делах и вряд ли кто-то смог бы ее заменить.

Екатерина I(М. Скавронская)

в молодости

Беременность и неудачные роды

Дмитрий Кантемир, при поддержке известного интригана графа Петра Толстого, в 1722 году задался целью перевести старшую дочь из статуса любовницы в жены Петра Великого.

Когда стало известно, что Мария ждет ребенка, Толстой и Кантемир решили, что они близки к цели объединить фамилии Романовых и Кантемир, и даже направили письмо к Екатерине, где Дмитрий Константинович уверяет государыню в своем неведении и непричастности к внебрачной связи государя с его дочерью — выводить из себя императрицу, имеющую огромное влияние на Петра I было небезопасно.

Дмитрий Кантемир

Мирная жизнь наскучила Петру и он решил пойти войной на Персию, захватив с собой в составе свиты Марию и Дмитрия. Екатерина, также сопровождала царя. В июле 1722 года Петр оставил беременную княжну в Астрахани, так как она плохо себя чувствовала, и продолжил путь в Персию. Война продолжалась в течение нескольких месяцев.

«В случае рождения сына у княгини, царица опасается развода с нею и брака с любовницею, по наущению Валахского князя».  — депеша французского посла Кампредона, 8 июня 1722 года.

Однако судьба сложилась иначе — у Марии случились преждевременные роды и слабенький младенец прожил всего несколько часов. Эта трагедия расстроила планы Дмитрия Константиновича на счет женитьбы императора на его дочери, а по возвращении в собственное имение князь умер от сухотки (эта же болезнь сразила и сестру Марии).

Некоторыми историками выдвигались версии намеренного срыва родов. Валишевский:

«Если верить Шереру, друзья Екатерины ухитрились оградить её от этой опасности: по возвращении из кампании Пётр застал любовницу в постели, в опасном положении после выкидыша»

Майков пишет:

«Пока происходила эта экспедиция, в Астрахани, на государевом рыбном дворе, где было отведено помещение для Кантемирова семейства, совершилось издалека подготовленное тёмное дело. Княжна Мария преждевременно разрешилась недоношенным младенцем.

Есть известие, что эти роды были искусственно ускорены мерами, которые принял Поликала, врач семьи Кантемиров, состоявший также при Царицыном дворе, — руководил же действиями Поликалы не кто иной, как приятель князя Димитрия П. А. Толстой.

Ему не впервой было играть двойственную роль: сближая княжну с Петром, он в то же время хотел быть угодным Екатерине; несчастная княжна оказалась его жертвой, хрупкою игрушкой в его жёстких руках. Теперь супруга Петра могла быть покойна; опасность, которой она боялась, была устранена.»

Войска Петра I входят в Дербент во время Персидского похода 1722 года

Продолжение отношений

Отвергнутая, и отлученная от двора фаворитка посвятила себя семейным делам, занимаясь воспитанием младших братьев и крошечной сестры от Анастасии Трубецкой. В наследство Марии достались материнские драгоценности.

Второй шанс на сближение с Петром I Мария Кантемир получила в конце 1724 года благодаря роковой ошибке императрицы.

Екатерина вступила в связь с Виллимом Монсом, чем погубила свои семейные отношения, не смотря на ее коронование и казнь Монса.

У Петра Великого и Марии Кантемир возобновился роман, который вновь оказался непродолжительным вследствие болезни, а затем и кончины царя, случившейся 8 февраля 1725 года.

Жизнь без Петра

После смерти царя Мария серьёзно заболела, составила завещание в пользу братьев, назначив своим душеприказчиком Антиоха.

«Пока сенат обсуждал вопрос о наследстве умершаго господаря, княжну Марию снова постигла тяжкая болезнь. Нравственною причиною ея были, очевидно, те треволнения, какия ей пришлось испытать в последние годы.

Внимание Петра, возобновившееся после его разрыва с Екатериной из-за Монса, возродило честолюбивыя мечты в сердце княжны; но неожиданная кончина государя нанесла им внезапный решительный удар». — Майков Л.

После выздоровления проживала в Санкт-Петербурге, но отошла от жизни двора.

Опала Марии длилась до кончины Екатерины I, и в 1727 году бывшую фаворитку Петра I снова стали принимать при дворе. Братья Кантемир служили в Москве и она перебралась туда же из Санкт-Петербурга. Сестра Петра Великого, Наталья, благоволила к Марии, а Анна Иоанновна, занявшая трон, пожаловала ее в фрейлины.

Замуж Мария Дмитриевна так и не вышла, хотя могла составить хорошую партию, приняв предложение от вице-губернатора Северной столицы, Федора Наумова или от грузинского царевича Александра Бакаровича, сына выехавшего в Россию в 1724 году Картлийского царя Бакара. Но она нашла себя в служении братьям и сестре. С молодой мачехой они не ладили по причине борьбы за наследство. С 1730 года в московском доме Кантемир находился литературный салон.

Брат Антиох

Она поддерживает переписку (на итальянском и новогреческом языках) со своим братом Антиохом, проживавшем в Париже. Переписка сохранилась и содержит ценные исторические сведения, часть из которых изложена эзоповым языком с целью обмана императорской тайной канцелярии.

В начале января 1744 года она писала ему, что намеревается продать свои земли брату Сергею, а себе оставит лишь небольшой клочок, чтобы построить тут монастырь и постричься в нём. Раздосадованный этим известием, больной брат отвечал сестре письмом на русском языке, в котором сперва делал распоряжения на случай своего прибытия из Италии в Москву, а затем говорил:

Антиох Кантемир

«О том вас прилежно прошу, чтоб мне никогда не упоминать о монастыре и пострижении вашем; я чернецов весьма гнушаюсь и никогда не стерплю, чтоб вы вступили в такой гнусной чин, или буде то противно моей воли учините, то я в век уже больше вас не увижу. Я желаю, чтоб по приезде моем в отечестве, вы прожили всю жизнь со мною и в доме моем были хозяйкою, чтоб сбирали и потчивали гостей, одним словом — чтоб были мне увеселением и спомощницей».

Антиох, страдавший хронической болезнью, скончался в марте 1744 года в 35-летнем возрасте. На свои средства Мария перевезла тело брата из Парижа в Москву и похоронила его рядом с отцом — в нижней церкви Никольского Греческого монастыря.

Последние годы и смерть

Церковь Марии Магдалины в Улиткино

Мария присутствовала на коронации Елизаветы Петровны в 1741 году, а в 1745-ом уехала в Подмосковье, где приобрела усадьбу и отошла от придворных дел. По велению Марии Кантемир в Улиткино (Марьино) выстроили церковь Святой Магдалины, где в последствие и была похоронена. Скончалась последняя любовь Петра I в 1757 году, 9 сентября.

Оцени статью – помоги проекту:

( 14 , 4,57 из 5 )
Loading…

Источник: https://xn--1-itb3afj.xn--p1acf/%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B/%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%80/

Легенда о Марии Кантемир: последняя любовь Петра I

Пётр Первый и Мария Кантемир. Проклятие визиря

Имя Марии Кантемир, дочери молдавского господаря, то и дело всплывает, когда речь идет о личной жизни Петра. Были ли у них любовные отношения или это всего лишь вымысел?

Источников мало, а достоверных и вообще мизер – обрывки писем, которые можно толковать по-разному. Но все же… а вдруг было?

Мария, дочь Дмитрия Кантемира

Маленькое Молдавское княжество было расположено очень неудобно – то и дело нападали турки да прочие воинственные соседи.

У тогдашнего господаря (так звался правитель Молдавии) в 1700 году родилась дочь Мария. Девочка росла на радость родителям. Были у нашей Марии и братья-сестры, правда, история не сохранила точных данных об их количестве и возрасте. Точно известно, что Мария была старшей сестрой Антиоха Кантемира, видного деятеля петровской и послепетровской эпохи.

Впервые Петр Первый увидел 11-летнюю Марию в 1711 году, в период печально известного Прутского похода. Царь отправился на войну с турками вместе с беременной Екатериной.

Противостояние наши проиграли, турки заняли Молдавию, у Екатерины от переездов и нервов случились преждевременные роды, младенец умер. По возвращении домой Петр официально женился на Екатерине, они обвенчались и стали полноценными супругами.

Дмитрий Кантемир с семейством бросил свое княжество и приехал вместе с Петром в Россию, да там и осел.

Дмитрий Кантемир
Конечно же, тогда ни Петр, ни тем более малолетняя Мария ни о чем таком не думали. Девочка получила отличное образование, ее обучали языкам, математике, истории, астрономии, философии, литературе. Она прекрасно музицировала, танцевала, пела, рисовала, могла поддержать разговор на любую тему. С самого детства Мария была очень хорошенькой.

В 1713 году умерла мать Марии. Отец взял детей и переехал в Москву, поближе к царю. Вскоре женился на юной красавице Анастасии Трубецкой, ровеснице своей дочери! И падчерице и мачехе было по 17 лет))

Последняя любовь?

В 1720 году семейство переехало еще ближе – в Петербург. Товарищ Кантемир, видимо, надеялся, что удастся отвоевать свое княжество, а для этого ему нужно было дружить с Петром.

Примерно в этот период Мария и познакомилась с царем в уже сознательном возрасте. Кантемир и его молодая супруга с радостью поддерживали образ жизни Петра – гулянки, застолья, выезды.

Мария не особо горела желанием участвовать в этой вакханалии. Казалось бы, не хочет и не надо, не такая уж важная птица, дочь бывшего князька.

Но Петра это не устраивало! Он повелел своему помощнику Павлу Ягужинскому провести расследование, правда ли Мария больна как сказывается.

Этот факт может говорить в пользу отношений между царем и молдавской красавицей, девушка явно была небезразлична Петру.

Мария Кантемир

Дмитрий Кантемир увидел интерес государя и велел дочери не артачиться, а активно действовать на благо семьи. Роман начался зимой 1721 года. Петру было 49, Марии 21. Он – облеченный властью и повидавший жизнь интересный мужчина, она – молодая образованная красавица в расцвете. Наверняка внешне они смотрелись привлекательно.

Отчаяние царицы

В 1722 году Петр собирался в поход в Персию. Дмитрий Кантемир отправлялся с ним, надеясь выслужиться и убедить царя предоставить помощь для Молдавского княжества. Мария поехала вместе с ними. Это действительный факт. Поехала она туда как любовница Петра или как дочь Кантемира?

По легенде Мария была беременна. Далеко она не отправилась, осталась ждать Петра в Астрахани, т.к. дальнейшее путешествие было опасным. Спустя пару месяцев царь вернулся в город, где застал Марию в ужасном состоянии – у нее случился то ли выкидыш, то ли преждевременные роды.

Беременность любовницы никак не входила в планы Екатерины. Беременность была даже опасна для ее положения.

Их с Петром страсть давно поутихла, он гулял направо и налево, она тоже не жила монашкой, но их духовная связь соединяла крепче канатов.

Петр с Екатериной много пережили вместе, он ценил ее преданность, она всегда была ему советчицей, всегда поддерживала. Любовниц было много, а “милый друг Катеринушка” одна-единственная.

Правда, у супругов было и общее горе: из 8 рожденных детей выжили только две дочери – Анна и Елизавета, остальные умирали во младенчестве. Труднее всего они пережили смерть трехлетнего Петра Петровича, вслед за ним родился Павлуша, который прожил всего сутки.

Екатерина

Царевич Алексей, сын Петра от первой супруги, умер при невыясненных обстоятельствах в тюрьме за три года до происходящих событий.

Иными словами, наследников мужского пола у Петра не было. Только две девочки. И если Мария, к которой царь питал любовь стареющего мужчины, родит сына, что будет с Екатериной? Он ее вознес на трон из грязи в князи, так ведь может и обратно низвергнуть…

Екатерина вполне могла сделать всё возможное, чтобы ребенок не родился. Конечно, сама она своими руками ничего не делала, но мало ли было у царицы поверенных, которые запросто могли подсыпать яд в пищу Марии?

Конечно же, вряд ли это правда. Петр менял любовниц как перчатки, всех не перетравишь. Но Екатерина была невероятно чуткой во всем, что касается царственного супруга. Вдруг она почувствовала, что девица Кантемир действительно ему дорога?

Одинокая красавица

После произошедшего Кантемиры уехали в свое имение, где вскоре умер отец Марии.

Петр снова сблизился с женой и в мае 1724 года короновал Екатерину императрицей.

Правда, вскоре императрица увлеклась связью с Виллимом Монсом и Петр снова попытался крутить любовь с Марией, но сам он умер в 1725.

Мария так и не вышла замуж, отказывая женихам. Она поначалу много болела. Потом поселилась в подмосковном имении. Затворницей не жила, принимала гостей, сама часто выезжала в город, завела у себя литературный салон.

Мария умерла в 1757 году, в возрасте 57 лет. Она была на коронации Елизаветы, дочери Петра. Кто знает, может быть и правда не случись вмешательства Екатерины, ее дочь никогда бы не взошла на престол, а правил бы сын Марии Кантемир….

Если материал вам понравился, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Впереди много интересного 😉

Источник: https://zen.yandex.ru/media/ipf/legenda-o-marii-kantemir-posledniaia-liubov-petra-i-5c237388a652fa00aaaaa070

Зинаида Чиркова – Проклятие визиря. Мария Кантемир

Пётр Первый и Мария Кантемир. Проклятие визиря

Проклятие визиря. Мария Кантемир

Отечественная история.

М., БРЭ, т. 2.1996 г.

АНТЕМИР Мария Дмитриевна (29.4.1700, Яссы — 9.9.1757, Москва), княжна. Дочь молдавского господаря Д. К. Кантемира и Кассандры Кантакузин. В младенчестве привезена в Стамбул (Константинополь), где жил её отец. Её учителем был грек А. Кандоиди, секретный информатор русского посла в Стамбуле П. А. Толстого.

Обучалась древнегреческому, латинскому, итальянскому языкам, основам математики, астрономии, риторики, философии, увлекалась античной и западноевропейской литературой и историей, рисованием, музыкой. В конце 1710 года вернулась с семьёй в Яссы, после Прутского похода 1711 жила на Украине, с 1713 в Москве и подмосковном имении Чёрная Грязь. Обучалась русской и славянской грамоте у литератора П.

И. Ильинского. Познакомилась в доме отца с царём Петром I. После переезда в Петербург (1720) участвовала в ассамблеях и маскарадах. Попытавшись избежать утомительных увеселений, навлекла недовольство царя и связанное с этим расследование, которое вели П. И. Ягужинский и доктор Л. Л. Блументрост. Принимала в родительском доме Петра I, А. Д. Меншикова, Ф. М. Апраксина, французского посла Ж.

Кампредона (6.11.1721). Поддерживала дружеские связи с Толстым, прусским, австрийским и другими дипломатами. Зимой 1721/22 сблизилась с Петром I, чему не препятствовал её отец, мечтавший породниться с императором и с его помощью освободить Молдавию от османского ига.

Сопровождала Петра I в персидском походе 1722—1723, в Астрахани произошли неудачные роды Кантемир; смерть новорождённого мальчика разрушила планы Кантемиров, они уехали в Орловское имение Дмитровку, где господарь вскоре скончался. По завещанию отца Кантемир получила в наследство драгоценности матери стоимостью в 10 тысяч рублей.

Связь Кантемир с Петром I возобновилась, когда Екатерина I увлеклась камергером В. Монсом. После смерти царя Кантемир серьёзно заболела, составила завещание в пользу братьев, сделав своим душеприказчиком брата Антиоха. После выздоровления жила в Петербурге, но отошла от жизни двора. При Петре II переехала в Москву, где служили её братья. Пользовалась расположением сестры Петра I Натальи.

В 1727 сосватала брата Константина и княжну М. Д. Голицыну. В связи с участием брата Антиоха в возведении на престол Анны Иоанновны (1730) назначена фрейлиной Императорского двора, жила в Москве в собственном доме на Покровке. В начале 1732 хлопотала в Петербурге о получении новых вотчин, посетила Анну Иоанновну, Елизавету Петровну, Э. И. Бирона, А. И. Остермана, А. И. Ушакова.

Отвергла супружеское предложение грузинского царевича А. Бакаровича. В Москве вела светскую жизнь, общаясь с семьями Черкасских, Трубецких, Салтыковых, Строгановых. Во время коронации в Москве Елизаветы Петровны присутствовала на торжествах и сумела расположить к себе доктора И. Лестока, М. И. Воронцова.

Состояла в переписке с братом Антиохом, в которой помимо семейных дел, содержится ряд исторических сведений о воцарении Ивана IV Антоновича и правлении Анны Леопольдовны, аресте и ссылке смоленского губернатора А. А. Черкасского, отливке в Кремле Царь-колокола, пожаре Москвы в 1737. На свои средства перевезла тело умершего брата Антиоха из Парижа в Москву и похоронила его рядом с отцом (1744).

олнце, как и всегда в утренние часы, ударило в стёкла второго яруса окон, расположенных высоко над первым ярусом.

Пощекотало сначала губы, яркие, пунцовые, затем взбежало выше, осветив прямой греческий, ещё не принявший взрослой формы нос, потом скользнуло к гладкому белому лбу, и только тогда нежно прошлось под переносицей, перебрав густые тёмные ресницы. И, наконец, остановилось своим резким лучом на веках, уже слегка вздрогнувших от его прикосновения.

Мгла под веками рассеялась, ресницы дрогнули, губы разжались в лёгкой улыбке. Мария чуть было не открыла глаза, яркие, зелёные, но солнце заставило зажмуриться, и она опять ушла во тьму сна.

Но бледнели тени её красочного, только что бывшего плотным и резким видения, уходили и растворялись в небытии тени, навеянные сном. Она выпростала из-под плотного шёлкового одеяла худенькую смуглую ручку, откинула край покрывала.

Сон оставил её, а солнце вновь звало к дневной суете, играм и забавам.

Мария скатилась к краю матраца, постеленного прямо на пол и едва прикрытого шёлковым покрывалом, распрямила худенькие ножки, расправляя край скомканного одеяла, и, наконец, раскрыла глаза навстречу ослепительной белизне солнечных лучей.

Как всегда по утрам, она сразу подбежала к высоким окнам, забранным наклонными дощечками, чтобы закрыть от нескромных взглядов внутренность помещения, и через полоски, расставленные между дощечками, взглянула вниз. Зрелище это никогда не уставало удивлять её.

Синяя мгла моря, бескрайняя, теряющаяся вдали гладь, где-то там бесконечно далеко соединяющаяся с небом, таким же синим и дымчатым, снова и снова казалась ей просто опрокинутым небом, и она чувствовала, что как будто поднимается над этим полом, застланным пушистыми коврами, и над этими дощечками, заслоняющими прямые солнечные лучи, как будто трепетали за спиной крохотные крылья, неумело и робко пытающиеся взмахнуть и понести её туда, в эту бескрайнюю синь.

Но взгляд упал на фелюги[1], разбросанные по синей бесконечности, на парусники, пришвартованные у грязных тёмных пристаней, на островерхие красные и волнистые крыши соседних домов и дворцов, на пятна зелёных садов, на тёмные закраины гор, ещё не освещённых, но уже сереющих далеко за городом.

И исчезли крылья, пропало ощущение лёгкости, и маленькие детские мысли вернулись к тому, что закончилось вчера вечером и должно было начаться сейчас, нынешним днём.

Земная твердь приковала её крохотные ножки, руки держались за оконницу, а взгляд отвернулся от бескрайней сини, отвердел и прошёлся мимоходом по всему помещению харема — женской половины дома, где жила она, где на толстой подушке матраца, брошенного прямо на пол, всё ещё спала её сестра Смарагда, только двумя годами моложе её, а в открытую дверь виднелась плетёная ивовая корзина с совсем уж крохотным младшим братом, появившимся всего несколько месяцев назад.

Мария вздохнула взрослым тяжёлым вздохом. Она была старшей в семье, самой первой среди детей, и ей доставались одни лишь хлопоты и заботы…

Она и не услышала, как подошла к ней мать, красивая рослая и статная гречанка Кассандра, положила руку ей на плечо и грустно сказала:

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-history/613992-zinaida-chirkova-proklyatie-vizirya-mariya-kantemir.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.